Татарча Русский English

Спектакль Все мы люди: Остаться человеком

Переступая порог Татарского государственного театра драмы и комедии имени Карима Тинчурина, по правде говоря, я с трудом представляла себе, как можно сделать постановку по роману Эриха Марии Ремарка «Возлюби ближнего своего», уместив в неполные три часа содержание всего, довольно тяжёлого для восприятия произведения. Да и сравнивать режиссуру, по сути, было не с чем: в Интернете можно найти только одну полноценную инсценировку этого произведения – художественный фильм 1941 года «Так кончается наша ночь» («So Ends Our Night»).

Поэтому решение режиссёра Резеды Гариповой поставить спектакль поначалу казалось мне не более чем отчаянной авантюрой.

Уже с первых минут спектакля зрителей заставляют почувствовать мрачность происходящего: минимализм в декорациях, мрачные тона, тревожная музыка, контрасты света и тьмы – всё это погружает зал в эпоху железной поступи нацизма.

Согласно Википедии, над своим романом Ремарк начал работать ещё в 1938 году. В 1939 году и начал печататься в журнале Collier’s под названием «Обломки кораблекрушения» («Flotsam») , а в 1941 году было опубликовано отдельное издание книги.

В произведении описывается, если судить по дате рождения и возрасту главного героя, 1935 год, когда в Германии уже два года хозяйничала Национал-социалистическая немецкая рабочая партия. По мнению критиков, Ремарку удалось невероятно глубоко и реалистично показать трагедию еврейского населения «фатерланда» — их считают людьми третьего сорта, лишают прав, увольняют, отбирают документы и высылают за границу. Автор описывает, как армии эмигрантов спешно покидают родину, ищут пристанище за границей. Резко возросший приток переселенцев в странах Европы приводит к ужесточению мер по борьбе с нелегалами. Люди вынуждены скитаться из одной страны в другую, скрываться от полиции.

Не правда ли – есть в этом некое сходство с тем, что мы наблюдаем в современной России, наводнённой гастарбайтерами? Некоторые признаки ожесточения коренного населения по отношению к приезжим уже дают о себе знать. Но вернёмся к постановке.

Особое место занимает эпизод, в котором главного героя — 21-летнего Людвига Керна (Зульфат Закиров), уже год прожившего в эмиграции, допрашивает австрийский обер-комиссар (Анас Галиуллин). Поначалу поразила грубость актёрского приёма: своё отношение к Керну австриец выражал неестественным, каким-то истеричным смехом. (К слову, решив выяснить, что же вынудило постановщика пойти на такое решение, позже перечитала этот эпизод в романе. Мои догадки подтвердились: соображения толерантности не позволяли дословно цитировать текст. То, что мог позволить себе семьдесят с лишним лет назад Ремарк, характеризуя отношение профашистски настроенных граждан Австрии к евреям, сейчас уже неприемлемо для нас.)

В каком-то смысле спектакль Резеды Гариповой  —  манифест, голос  в защиту мигрантов, попавших в трудную жизненную ситуацию, заявление о том, что каждый из нас может оказаться в подобной ситуации и надо оставаться людьми несмотря ни на что.

Сегодня нет недостатка в спектаклях, наперебой предлагающих зрителю его отвлечь и развлечь. Играя на низменных чувствах, поверхностные и эпатажные, они привлекают внимание, но не трогают душу, ничему не учат. Уходят со сцены люди, способные вести за собой, поднимать зрителя на новый уровень развития. И отрадно, что на татарской сцене достойно поставлена драма, заслуживающая внимания  лучших режиссёров мира.

 Ромео и Джульетта  с еврейским акцентом

В спектакле красной  линией проходит судьба двух влюблённых пар: Людвига Керна и Рут Голланд и супругов Йозефа и Марии Штайнер.

Людвиг Керн в исполнении Зульфата Закирова  переворачивает душу, заставляя смеяться и плакать, вызывает искреннее сочувствие и к концу спектакля кажется уже родным человеком. Актеру удалось передать жизнелюбие, юношеский оптимизм, душевную чистоту и порядочность своего героя. Мы с сожалением видим, как страшные испытания судьбы приучают его врать, как светлый помыслами юноша вынужден изворачиваться, чтобы выжить. И тем не менее он остается человеком. На его пути встречаются разные люди: одни помогают, другие – кромсают его душу, унижают, стремятся раздавить и уничтожить. Зульфат полностью перевоплотился в молодого еврея, даже его внешность кажется единственно возможной версией облика Людвига.

Гузель Галиуллина в роли Рут Голланд великолепна: нежная, прекрасная, как летнее облако, очаровательная и умеющая сострадать.

Актёры тонко чувствуют драматизм ситуации, настроение своих героев, их душевные переживания.

Йозеф и Мария Штайнер  (Зуфар Харисов, Зульфия Зарипова)  несколько в тени: их судьба трагична и полна безысходности. Харисов отлично вжился в роль: его герой полон жизни, слегка циничен на словах, но благороден в поступках. По моему мнению, обаяние актёра вытягивало слегка затянутые эпизоды.

Образ жандарма

В спектакле жандарм (Булат Зиннатуллин) появляется дважды. В первый раз он подсказывает  задержанному по доносу четы Аммерс Людвигу Керну , что он может сбежать. Однако честный и приученный во всём подчиняться представителям власти юноша не сразу понимает его. Этот эпизод , как один из самых удачных, нашёл отклик в зрительском зале. Страж правопорядка, понимающий, что не всегда надо следовать духу и букве Закона, сохранивший умение сострадать, рискующий своим местом, чтобы спасти человека, вызывает откровенную симпатию зрителей.

Во второй раз он уже не может просто отпустить Керна и вынужден принять меры для его изоляции. И тем не менее его реплики и поведение указывают на его отношение к тем, кто травит беженцев, стремится нажиться за их счёт. Актёр удачно передаёт игру чувств стража правопорядка: с одной стороны он должен подчиняться вышестоящему руководству, без вопросов выполнять указания, но с другой – он живой человек и понимает, насколько нелепа ситуация, когда ни в чём не повинного человека лишают самого необходимого и наказывают только за то, что он представитель народа, признанного расистами неполноценным.

В интерпретации Булата Зиннатуллина жандарм предстаёт грубоватым, но умным и наблюдательным человеком, хорошо осведомлённым о том, что происходит на его территории. Он не скрывает неприязни к  уверенно чувствующим себя на его родине немецким шпионам, но открыто высказать это не решается, потому что австрийская власть и соответственно – полиция закрывают глаза на проделки фашистов.

Важные детали

Стоит отметить работу художника-постановщика Сергея Рябинина, сумевшего передать атмосферу эпохи, отразившего суть произведения. Мрачные картины бытия эмигрантов, сцена в тюрьме, гостиная супругов Аммерс – всё это при минимуме декораций точно отражало мысль автора произведения. Грамотно подобрала музыкальное оформление Ксения Мухаметзянова: в мелодии  скрипача (эпизод родов), в танце влюблённых  только музыка могла помочь выявить всю глубину чувств героев.

Но особенного внимания заслуживает точный и лёгкий в восприятии перевод Шамиля Фархутдинова. Дважды переведённый текст – с немецкого на русский и с русского на татарский – сохранил точность и эмоциональную силу слова.

***

Если говорить о сути постановки, то, пожалуй, точнее всего её можно передать популярной цитатой из стихотворения советского поэта Александра  Кушнера:

Времена не выбирают,

В них живут и умирают…

И не просто живут, а и побеждают: собственный страх, душевную лень, стремление «искать врага» в тех, кто менее защищён.

Эльмира Абдульманова /Особый менталитет, №19, 30.05.2014/