Татарча Русский English

Костюмы из натурального меха, коробки с усами и двухпалубный корабль: что скрывает закулисье Татарского театра драмы и комедии им. К.Тинчурина (Татар-информ, автор — Александра Давыдова)

Сколько времени нужно, чтобы создать бороду для Деда Мороза, как правильно хранить театральные костюмы, кто такой постижер? Корреспондент ИА «Татар-информ» побывал за кулисами Татарского театра драмы и комедии имени Карима Тинчурина и разузнал, насколько большая команда работает над созданием спектаклей.

ПОСЛЕ 4-ЛЕТНЕГО РЕМОНТА В ТЕАТРЕ ПОЯВИЛИСЬ ВИП-ЛОЖА И ОРКЕСТРОВАЯ ЯМА

В театре мы, зрители, обычно видим конечный итог работы большой и слаженной команды — спектакль. Но что же происходит там — в закулисье? А по ту сторону волшебной зеркальной грани, будто в сказках Льюиса Кэрролла, происходят разнообразные чудеса и превращения — там рождаются сценарии и музыка к постановкам, обычные ткани становятся красивыми, расшитыми причудливыми орнаментами костюмами, а актеры превращаются в храбрых воинов, сказочных существ или исторических героев. Наш экскурсовод по закулисному миру театра драмы и комедии имени К. Тинчурина замначальника рекламно-информационной службы Алмаз Нуруллин рассказал об умельцах, которые колдуют над спектаклями, и показал, что же таит в себе загадочное закулисье.

Отправной точкой нашего путешествия стала единственная в театре сцена — та самая грань, которая и разделяет два мира: зрительный зал и различные театральные цеха, в которых и происходит создание постановок.

«Раньше была маленькая сцена, а потом убрали несколько рядов в зрительном зале и расширили ее, она стала огромная», — вспоминает актер театра, заслуженный работник культуры Салим Мифтахов, которого мы встретили во время нашей экскурсии. В 2006 году в театре вспыхнул пожар. Ремонтировали здание четыре года: восстановили лепнину на потолках театра, обновили балконы, обустроили ВИП-ложу и новые гримерные. После ремонта на сцене появилась оркестровая яма, и музыкантам стало комфортнее работать, добавил он.

«Сейчас у нас много музыкальных спектаклей. Все оркестранты наши — штатные, всего их шесть человек. Из инструментов есть у нас баян, гитара, скрипка, барабан, флейта», — заключил актер.

В зрительном зале театра им. К. Тинчурина может одновременно уместиться 423 человека. Несмотря на то что спектакли, как правило, идут на татарском языке, для русскоязычного и иностранного зрителя есть синхронный перевод — на русский и английский языки. «Зритель надевает наушники и выбирает тот язык, который ему нужен. Перевод обычно заранее записывают, а во время спектакля просто включают», — поделился наш экскурсовод Алмаз.

НА СОЗДАНИЕ ДВУХПАЛУБНИКА ДЕКОРАТОРЫ ПОТРАТИЛИ ОКОЛО ПЯТИ МЕСЯЦЕВ

Побывав на сцене и почувствовав себя чуточку актерами, мы перешагнули заветную грань и оказались в закулисье. Первое, что мы увидели здесь, — склад декораций: масштабные железные конструкции и коробки с мелкой бутафорией, подписанные для каждого спектакля отдельно.

«Особо больших декораций у нас нет, у нас же не такая огромная сцена. Перед спектаклем обычно за два-три часа наши ребята начинают их собирать, команда небольшая — справляются втроем. А во время спектакля артисты и сами часто меняют декорации», — поделился Салим Мифтахов.

Он также вспомнил, что самую большую декорацию в театре делали для спектакля «Сонгы эсэр/последняя пьеса». Над созданием двухпалубного корабля трудились около пяти месяцев. Сложность заключалась в том, что необходимо было изобразить корабль изнутри. Декораторам пришлось потрудиться, чтобы сначала визуализировать декорацию, а потом — изготовить ее.

КОСТЮМЫ ШЬЮТ В ТЕАТРЕ, А ОБУВЬ ЗАКАЗЫВАЮТ В МАСТЕРСКИХ

Следующим пунктом нашей экскурсии стал пошивочный цех — здесь колдуют над созданием костюмов. Благодаря умелым рукам двух театральных мастериц актеры превращаются в персонажей татарских сказок, легенд, комедийных историй и драм. Заведующая цехом Рамзия Хакимуллина работает в театре уже 25 лет.

«За эти годы уже столько костюмов накопилось, что я даже не могу сказать, сколько конкретно мы их сшили — их слишком много», — поделилась она.

Рамзия рассказала, что сначала режиссер спектакля придумывает образ героя, делится им с художником, который рисует эскизы будущих костюмов. После их утверждения рисунки попадают в пошивочный цех.

«Художник приносит нам эскизы, и мы уже по ним покупаем ткани, материалы, потом это все кроим и шьем. Иногда на создание костюмов к спектаклю может уйти две-три недели, а иногда и два-три месяца. Это зависит от сложности образа и от того времени, которое у нас есть в запасе», — добавила умелица.

Обувного цеха в театре им. К. Тинчурина нет. Обувь для актеров, как правило, заказывают в мастерских или покупают в магазинах.

«Работа у нас интересная, мне очень нравится. Костюмы все по-своему люблю, но самые мои любимые, наверное, были к спектаклю „Фигаро“, который мы выпускали лет пятнадцать назад. Было очень интересно их создавать», — заключила собеседница. 

САМЫЕ ДОРОГИЕ КОСТЮМЫ — ИЗ НАТУРАЛЬНОГО МЕХА И КОЖИ

После того как в стенах пошивочного цеха заканчивают работу над созданием костюмов к спектаклю, готовые образы отправляют в костюмерную. Здесь их бережно хранят, стирают, гладят и перед каждым спектаклем развешивают в гримерках — каждому актеру лично.

«Для каждого спектакля выделено отдельное место — все костюмы висят вместе. В среднем в одном представлении участвует порядка 10 – 15 костюмов», — рассказала заведующая костюмерным цехом Юлия Выборнова.

Хранить костюмы, чтобы сохранить их в первозданном виде, нужно при особых условиях — помещение не должно быть влажным. Кроме того, меховые и шерстяные изделия нужно опрыскивать специальным раствором, чтобы в них не завелась коварная моль.

«После каждого спектакля мы отстирываем воротнички, рукава в прачечной. Стараемся полностью костюм не стирать, иначе потеряет вид», — поделилась Юлия.

Иногда костюмы могут повторно участвовать в спектаклях, однако в театре им. К. Тинчурина это нечастая практика — здесь для каждой постановки стараются придумать новые образы. Костюмы хранятся в костюмерной даже после того, как спектакль выходит из программы, иногда их дарят другим театрам.

«Самые дорогие костюмы у нас — в спектакле „Черная палата“. Они из натуральной кожи, из натуральных мехов шились на заказ в ателье. Жаль только, спектакль шел недолго», — отметила собеседница.

УСЫ, БОРОДЫ И ПАРИКИ ДЕЛАЮТ ВРУЧНУЮ 

Заключительные детали образа актерам добавляют в постижерно-гримерном цехе. Кстати, причудливым словом «постижер» называют специалистов, которые занимаются изготовлением различных шиньонов, париков, усов, бород и бакенбард. Здесь, благодаря гриму, в один момент могут превратить молодого юношу в мудрого старца. Заведет цехом, в котором трудятся всего два человека, Кадрия Файзутдинова. Она трудится в театре им. К. Тинчурина пятый сезон, а работает по специальности уже порядка 37 лет.

В момент нашего визита Кадрия чинила бороду для Деда Мороза, кропотливо ввязывая маленьким крючком каждый волосок. «Это очень кропотливый труд. Работа займет у меня, наверное, неделю. А вот чтобы сделать такую бороду, как у вас, мне надо два полных дня посидеть», — пошутила она, глядя на нашего фотографа.

Усы и бороды здесь делают не только из искусственных материалов, но даже из натуральных волос, которые специально закупают для этих целей. Перед каждым спектаклем их раскладывают на стол каждому актеру. Приклеивают детали на специальный клей. После постановок их чистят и раскладывают по коробкам для того, чтобы сохранить в хорошем состоянии.

В постижерно-гримерном цехе актеров также гримируют и делают им прически. Помимо традиционного театрального грима специалисты пользуются обычной косметикой — так образ выглядит натуральнее. В театре между зрителем и сценой небольшое расстояние, поэтому толстый слой макияжа не требуется. У каждого актера есть своя коробка с гримом — это необходимо в целях гигиены. Кадрия признается, что в среднем на то, чтобы загримировать актера, она тратит порядка 15 – 20 минут, а вот на прически требуется иногда более часа.

«Если спектакль сложный, то мы заранее все заготавливаем, приходим за два с лишним часа. Бывают спектакли, что даже нет времени выпить чашку чая — как конвейер», — отмечает наша собеседница.

Как правило, грим делают сразу перед спектаклем. «Даже если необходимо загримировать актера на генеральную репетицию, после нее все смываем и делаем свежий грим», — добавила Кадрия.

«Я получаю большое удовольствие от работы. Работаю даже не столько из-за денег, сколько из-за того, что есть возможность творить. Сделаешь какой-то интересный образ, а потом после спектакля сам ходишь и восхищаешься своей работой», — заключила она.

Попасть в другие таинственные закулисные комнаты нам не удалось — в театре работают над перезапуском одного из спектаклей, который ранее уже был в репертуаре. В репетициях задействована большая часть команды. Несмотря на это, нам удалось увидеть, какую работу проделывают в театре им. К. Тинчурина, чтобы в итоге представить на суд зрителей итог многодневного труда — спектакль.

31 Марта 2019

Фото: Михаил Захаров
Автор материала: Александра Давыдова

Подробнее: https://sntat.ru/kultura/kostyumy-iz-naturalnogo-mekha-korobki-s-usami-i-dvukhpalubnyy-korabl-ch/